«Пива не дозволять»

Admin аватар

В жаркий солнечный день как–то само собой появляется желание: “Пивка бы !” Можно жигулевского, как в известном шлягере, а можно и какого–нибудь другого, благо выбор у современного потребителя достаточно широк. Впрочем, было так далеко не всегда: в истории Екатеринбурга было немало периодов, когда пиво либо вообще отсутствовало, либо имелось в ограниченном количестве.

С момента возникновения Екатеринбурга пиво было популярно, в основном, среди иностранных специалистов, численность которых была сравнительно невелика, русское же население предпочитало другие напитки, или в крайнем случае пиво домашнего приготовления. В силу этого екатеринбургские купцы завозили пиво в небольшом количестве.

В дневнике екатеринбургского священника Федора Карпинского, жившего на рубеже XVIII–XIX вв. и являвшегося большим поклонником наливок, пунша и французской водки, пиво упомянуто всего лишь один раз: “13 числа днем был на лугу смотреть полкового ученья, оттуда у Г.Олышева, тут же были Жмаев, Кирилл Казанцев, Савва Кумов, выпил 3 стакана пуншу и 2 стакана аглицкого пива”.

В дальнейшем завоз пива в Екатеринбург и торговля им постепенно расширились настолько, что со временем встал вопрос о строительстве пивоваренных заводов. Первые попытки сооружения пивзаводов имели место на рубеже 30–40–х гг. XIX в. За короткое время к начальнику Екатеринбургских горных заводов, в ведении которого находился Екатеринбург, поступило несколько заявок от различных предпринимателей.

В 1836 г. крепостной крестьянин Федор Калинин пожелал построить пивоваренный завод в Екатеринбурге, но на это ему было объявлено, «... что горный начальник не может дозволять ни в городе, ни в заводах таких заведений, кои сопряжены с истреблением горючего материала». Обиженный предприниматель обратился к вышестоящим властям, однако нужного разрешения так и не добился.

Провал Калинина не остановил других предпринимателей. В 1839 г. главный начальник горных заводов хребта Уральского генерал–лейтенант Владимир Глинка, являвшийся энергичным противником строительства пивоваренных заводов в Екатеринбурге, с возмущением писал министру финансов: «В октябре месяце сего года, обозревая город Екатеринбург, заметил я, что во 2-й части его подле казенного дома, принадлежащего Горному правлению, построена пивоварня».

Завод был построен на земле, принадлежащей купцу Ивану Тарасову, который поспешил сдать его в аренду петербургскому мещанину Анике Гаврилову. Последний объяснил местным властям, что “...что в сем заводе состоять будет механическое устройство из 3 глиняных печей, двух в пивоварне с наложенными на них одним или двумя котлами и одной в солодосушильной, занято при оном будет рабочих людей 7 человек”.

Горные власти начали крестовый поход против дерзкого предпринимателя, причем его исход казался совершенно очевидным, так как силы были откровенно неравны. И тем не менее Гаврилов устоял, поскольку умело воспользовался тем, что некоторые законоположения противоречили друг другу. Если горное ведомство ссылалось на то, что в горных городах и заводах нельзя открывать предприятия, чьим топливом будут лесные материалы, то Гаврилов уповал на закон, разрешающий откупщикам открытие пивоваренных заводах на территории, взятой в откуп.

В 1839–1840 гг. все кабаки Екатеринбурга и его окрестностей оказались в откупе у петербургских купцов Самсоновых и Синебрюховых, служащим которых и являлся Гаврилов. Возникла любопытная ситуация: в соответствии с законом пивоваренный завод одновременно и имел право на существование и не имел его. Проблему решил министр финансов, который сообщил В.А.Глинке: ”... так как откупные условия суть новейшие узаконения и правительство имеет правилом поощрять пивоварение, то воспрещать не следует, о чем объявить откупщику”.

Впрочем, победа Гаврилова была временной, так как пивзавод мог существовать только на период откупа. Горные власти постарались, чтобы откуп перешел к другим предпринимателям, и по–видимому, закрыли пивоваренный завод Гаврилова.

Правда, уже в апреле 1841 г. мещанин Александр Чирышев подал прошение в главную контору Екатеринбургских заводов, в котором просил отвести ему пустопорожнее место между фабрикой Верходанова и Уктусским заводом “для постройки кирпичного пивомедоваренного заведения”. Участок Чирышеву был отведен, который вскоре начал производство пива.

Точных документальных сведений о времени закрытия заводов Гаврилова и Чирышева пока не обнаружено. И тем не менее можно предположить, что действовали они совсем недолго, по крайней мере корреспондент “Ирбитского ярмарочного листка” в 1868 г. писал: “До 1864 г. в Пермской губернии не было устроено ни одного пивоваренного завода”. В этой статье ничего не говорится ни о заводе Гаврилова, ни о предприятии Чирышева: по–видимому их история была полностью забыта.

В 1864 г. началась новая эпоха в истории екатеринбургского пивоварения: купец 2–й гильдии Иван Иванович Фадеев в 5 верстах от города построил пиво-медоваренный завод. Впрочем, это уже другая история.

Микитюк В.П.

// Купец. № 22. 2003, 10 февр. С.3;